Благовещенск

Иосиф Кобзон: «Я счастливый человек: я дружил с Юрием Гагариным»

20 Июня 2016

В бывшем Гжатске, ныне Гагарине, в недалеком будущем может появиться памятник отцу первого космонавта Юрия Гагарина. По крайней мере, о планах установить его ИА «Столица» рассказал народный артист СССР и депутат Госдумы Иосиф Кобзон. Вместе с Львом Лещенко он принял участие на торжестве в Красногорске Московской области, где в апреле открыли памятник первому космическому кораблю «Восток-1». Именно на нем 12 апреля 1961 года летчик-космонавт Юрий Алексеевич Гагарин совершил первый в истории космический полет.

ТекстФото 3

Макет корабля в натуральную величину был изготовлен в ракетно-космическом центре «Прогресс». На торжестве должен был присутствовать и Алексей Архипович Леонов — космонавт, первым в истории вышедший в открытый космос. Однако в день 55-летия со дня исторического полета Юрия Гагарина он вместе с первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой посетил Амурскую область и космодром Восточный, куда был приглашен лично Владимиром Путиным.

В культурной программе легендарные артисты исполнили песни, связанные с космической эпопеей.  Лещенко спел «Мы – дети Галактики», Кобзон — «Знаете, каким он парнем был», а потом вместе — «Надежда — мой компас земной». Уже после они поделились воспоминаниями, связанными с полетом Юрия Гагарина и с самим космонавтом № 1.

Великий день истории

— Сегодняшняя дата всколыхнула в нас те воспоминания и те чувства, которые мы испытали 55 лет назад, — рассказал Лев Валерьянович. — 12 апреля 1961 года мы были молодыми людьми, я работал на производстве. И как только объявили, что наш человек в космосе, мы бросили работу и все устремились на Красную площадь. Потоки людские шли с песнями, с какими-то импровизированными портретами Юрия Алексеевича — кто-то даже умудрился где-то достать его фотографии. Народ ликовал, все понимали, что это колоссальный прорыв, событие вселенского масштаба...

Гордость страны

— Я счастливый человек: я дружил с Юрием Алексеевичем Гагариным, — добавил Иосиф Кобзон. — Я счастлив, что причастен и к поселку Чкаловскому, где жили засекреченные космонавты, и к Звездному городку, который открыли немного позже. Как много было приятных и радостных встреч! Я хочу, чтобы это все стало народным достоянием, достоянием гласности. Правда, я из тех людей, кто терпеть не может подобные признания. Знаете, когда бывает, что человека уже нет в живых, а многие начинают рассказывать правду и неправду о своей дружбе с ним, о каких-то особых отношениях. Но у меня есть свидетели нашей дружбы — например, Валентина Владимировна Терешкова, с которой меня как раз и познакомил Гагарин, и Алексей Архипович Леонов. Кстати, знаете, как однажды назвал Юрий Алексеевич Леонова? «Первый проходимец Вселенной». На что Алексей Архипович обиделся и тут же заметил: «Я не проходимец, а первопроходец». Гагарин засмеялся и ответил: «Извини, я неграмотный». Мы должны знать, кто такие космонавты и что они сотворили 12 апреля 1961 года и в последующие годы. Мы должны быть благодарны всем этим людям, которые прославили наше Отечество…

День знакомства

— Наше знакомство произошло в Кремле, в первый день приезда в Москву Юрия Алексеевича после полета в космос, — продолжил Иосиф Кобзон. — Был устроен в его честь большой прием, и все присутствующие, конечно, хотели увидеть живого Гагарина. Я приехал с композитором Аркадием Островским. Нам передали пожелание Юрия Гагарина, что он очень хотел услышать в этот день свою любимую песню «Мальчишки, мальчишки». Что мы и сделали.

Уже после выступления к нашему столику подошел Никита Сергеевич Хрущев, поднял бокал, мы «чокнулись» вместе с ним. И большой компанией отправились праздновать дальше. Поехали уже на выступление знаменитых певцов Ивана Козловского и Максима Михайлова. Это были самые популярные артисты Большого театра. И вот они тогда пели и пили, и радовались этому всенародному празднику — полету Юрия Гагарина в космос. Все это показывали по телевидению — и приезд Юрия Гагарина, и выступления артистов. И вот когда увидели в эфире не совсем трезвых двух народных артистов, то Ивана Козловского вызвали в Центральный комитет партии и сказали: «Как же так: вы — известнейший артист, солист Большого театра, тут — такой большой праздник, и вы позволили себе пьяным петь?» Он молча слушал, а потом и говорит: «Да знаете ли вы, что в этот день я с самим Никитой Сергеевичем Хрущевым был на ты?!» И вопросов больше ни у кого не было... Это была большая радость. Я вам все это рассказываю, чтобы вы понимали, насколько это был важный для всей нашей большой страны, да даже для всего мира, день. Мы все объединились и были вместе, невзирая на звания и регалии.

После Кремля и Большого театра мы поехали в телевизионную студию на Шаболовке. Там праздник продолжился. И когда Юрий Гагарин уже собирался уходить, к нему подошел один конферансье и попросил оставить автограф. Сказал: «Хочу, чтобы мои соседи сдохли от зависти». И Юрий Алексеевич написал ему на открытке: «Если плохие соседи, то пусть сдохнут!» — и поставил свою подпись. Мы все вместе посмеялись. И тогда, с этого дня и момента, началась наша дружба…

Коньяк и песня

— В Чкаловский я приезжал часто, привозил новые песни, которые мы исполняли в местном Доме офицеров, — вспоминает Кобзон. — Приезжал и Роберт Рождественский, он читал свои стихи. В общем, было прекрасное время. К сожалению, оно длилось недолго — через несколько лет Юрия Гагарина не стало... Я даже хочу вам признаться в своем маленьком грехе: я не выполнил обещания, которое я ему дал. К сожалению, виноват в этом не я, а судьба… За три дня до гибели Юрия Алексеевича мы встречались с ним в гостинице «Юность» в Лужниках. В это время шел хоккейный матч чемпионата страны. Гагарин был ярый болельщик ЦСКА. И я тоже. В тот день они играли с клубом «Динамо», и я решил немного подзадорить друга. Говорю ему: «Сейчас твоим “конюшням” набросают голов!» Он мне в ответ: «Спорим, что ЦСКА выиграет?» — «На что?» — «На бутылку коньяка!» — «Давай!»

Коньяк тогда стоил 4 рубля 12 копеек. И мы поспорили. Конечно, ЦСКА выиграли. Я говорю: «Пошли бутылку открывать!» «Мне нельзя — у меня завтра полеты!» — «Я тоже на гастроли улетаю. Давай, когда вернемся, тогда и разопьем с тобой этот коньяк».

И вот через несколько дней сообщают, что случилось беда: Юрий Гагарин погиб… Вот так я не выполнил своего обещания…

Юрия Гагарин был очень радостным человеком. Любил петь, правда, пел он отвратительно. Но он так это дело любил, как никто, что даже не хотелось никому говорить о его плохом пении. Когда мы с друзьями собирались, он всегда первым предлагал: «Ну что, споем?»…

Памятник родителям

— Хорошо, что мы вспоминаем Юрия Гагарина с легким сердцем, — продолжает Иосиф Кобзон. — Алексей Леонов каждый год в бывшем Гжатске, который сейчас называется Гагарин, в день рождения Юры, 9 марта, устраивает Гагаринские чтения. Мы всегда там собираемся и вспоминаем, каким был человеком Юрий. В этом городе стоит памятник. Он в виде лавочки, и на ней сидит мама Юры Анна Тимофеевна. А вот папы, Алексея Ивановича, там нет. И мы хотим в ближайшее время, пока мы еще живы, сделать так, чтобы стоял памятник и отцу первого космонавта. И мы обязательно это сделаем…